Москва, улица Дружбы 4, корпус 1
+7 (925) 112-33-37
selhana@mail.ru

ИТОГИ ГОДА: Все идет по плану — госзакупки после долгих скитаний вышли на торную дорогу

Прошедший год, несмотря на не самую простую экономическую ситуацию, стал, вероятно, самым стабильным в истории становления и развития, порой мучительного, контрактной системы. Без привычного уже "шаг вперед, два назад". Регуляторы РФ постепенно вышли на уровень, когда практика не сильно расходится с планами.

ФАКТ ПОЧТИ ПО ПЛАНУ?

А планы-2021 были достаточно простыми и даже понятными. Планировалось доработать и принять второй оптимизационный пакет поправок к закону "О контрактной системе" (44-ФЗ), создать необходимую подзаконную базу — и, собственно, реализовать на практике, прежде всего, в рамках Единой информационной системы (ЕИС) в сфере закупок, все намеченные изменения.

Регуляторы и правительство свою часть работы по подготовке оптимизационных поправок к 44-ФЗ выполнили в стахановском темпе: еще в январе документ был одобрен и направлен на рассмотрение в Госдуму. Где и застрял, фактически на пять месяцев.

Основные нововведения оптимизационного тогда еще законопроекта предусматривали сокращение числа способов конкурентных закупок до трех с 11. Предлагалось оставить только конкурс, аукцион и запрос котировок. Причем последние было намечено усовершенствовать — прежде всего, в части сокращения сроков их проведения. Так, например, оптимизированный "запрос котировок" можно будет провести за 7 рабочих дней вместо 13, минимальный срок проведения конкурсов сократится до 26 рабочих дней, а аукционов — до 18 дней.

Поправки оговаривали не только сокращение числа видов закупочных процедур и сроков их проведения, но и сокращение требований к извещениям о закупке, к документации, к заявкам на участие в закупках.

Еще одно значимое положение оптимизационных поправок вводит универсальную стоимостную предквалификацию для участников. При проведении любой конкурентной закупки с ценой контракта от 20 млн руб. заказчик должен будет требовать от участника, чтобы тот имел успешный опыт исполнения контрактов (не менее 20% от цены проводимой закупки) за три предыдущих года. Предмет закупки значения не имеет. То есть, предполагается, что на достаточно крупные госзакупки будут приходить участники, уже имеющие опыт исполнения госконтрактов или договоров с госкомпаниями.

Кроме того, эта мера задумана как средство борьбы с профессиональными жалобщиками, которые участвуют в закупках (сейчас им даже необязательно участвовать — они могут подавать жалобу, не являясь участником закупки), не имея цели стать поставщиком. Теперь жалобу смогут подать только те компании, которые удовлетворяют требованиям универсальной предквалификации.

Другое нововведение оптимизационных поправок — Рейтинг деловой репутации (РДР). Этот рейтинг предполагалось строить автоматически на основании информации об исполнении поставщиками контрактов, заключенных в рамках 44-ФЗ и 223-ФЗ (закон "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц").

ФАС, инициировавшая разработку положения об РДР, предлагала в перспективе использовать его для допуска компаний к участию в крупных закупках или в закупках с высокой социальной значимостью и сжатыми сроками. Также рейтинг должен был стать инструментом для поощрения (например, в виде существенного, в 2-3 раза, снижения размера обеспечения по контракту или получения более высокой оценки на конкурсах) добросовестных поставщиков и рассчитываться автоматически на основании данных ЕИС.

Изначально предполагалось, что все эти поправки будут приняты в начале года, что позволило бы начать применение новых правил госзакупок уже с весны или с середины 2021 г. Тем более что Федеральное казначейство в начале года заявляло, что работает над созданием в рамках ЕИС в сфере закупок функционала, предусмотренного тогда еще проектом оптимизационных поправок.

В начале года в ЕИС частично был реализован функционал, необходимый для выполнения положений оптимизационного пакета. Речь идет, в частности, о переходе на электронный документооборот при выполнении контракта — электронное актирование работ. По замыслу ведомства, электронное актирование позволит в течение года-полутора перейти на автоматическое санкционирование платежей по госконтрактам.

По оценкам Казначейства, перевод закупочных процессов на электронный документооборот приведет к экономии заказчиками более 25 млрд руб. в год.

Рассмотрение оптимизационного пакета в Госдуме затянулось, в том числе из-за большого числа поправок: только в ходе подготовки законопроекта ко второму чтению их поступило 174, из них в итоге к включению в законопроект были одобрены 70 поправок, а остальные отклонены. Большинство поправок носило технический, уточняющий или корректирующий характер, но были и значимые изменения. Так, например, одна из таких поправок уточнила норму об общественном обсуждении госзакупок. Она предусматривала, что правительство РФ, региональные или местные органы власти вправе снизить размер начальной цены контракта (НМЦК) в закупках, для которых общественное обсуждение является обязательным, то есть от 2 млрд рублей.

Также в число принятых поправок к оптимизационному пакету вошла норма о деофшоризации участников госзакупок — причем в изначальной редакции, которую ранее просили скорректировать "Деловая Россия" и Российский союз промышленников и предпринимателей. По этой поправке участником закупки не может быть офшорная компания, или юрлицо, в котором офшорной компании или компаниям принадлежит, прямо или косвенно, более 10%.

Еще две поправки исключили из законопроекта нормы, предусматривающие запуск механизма Рейтинга деловой репутации.

В конце 2020 — начале 2021 года в ФАС произошли значительные кадровые изменения. Вслед за руководителем службы Игорем Артемьевым ФАС покинули некоторые его заместители, в том числе Михаил Евраев (в октябре стал врио губернатора Ярославской области), отвечавший за госзакупки. Именно он и добился в свое время включения нормы о механизме РДР в оптимизационный пакет поправок к 44-ФЗ. Теперь отстаивать запуск РДР в рамках контрактной системы при рассмотрении законопроекта в Думе было уже некому.

Впрочем, с принятием оптимизационных поправок процесс корректировки закупочного законодательства не остановился. Дело в том, что значительная доработка 44-ФЗ потребовала и соответствующего изменения подзаконных нормативных актов.

"До конца года необходимо скорректировать, принять отменить, уточнить более 60 НПА, — сказал летом замминистра финансов Алексей Лавров. — Работа идет непросто, но пока находимся в графике".

Под "сокращение" пошли те НПА (преимущественно, правительственные постановления), положения которых теперь напрямую включены в "тело" 44-ФЗ. Так, только в октябре правительство отменило действие с 1 января 2022 г более 20 своих постановлений, регламентирующих порядок проведения совместных конкурсов и аукционов, разработки типовых контрактов, установления доптребований к участникам закупок при превышении цены контракта, обязательного общественного обсуждения закупок и ряд других.

В декабре Казначейство заявило о готовности ЕИС к работе в соответствии с новыми положениями 44-ФЗ и представило новый функционал этой системы в ходе совещания с участниками закупок. Новый функционал обеспечивает проведение "новых" конкурентных процедур, электронное обжалование и согласование заключения контракта с единственным поставщиком, планирование и общественное обсуждение закупок, работу ГИС "Независимый регистратор", реестров контрактов и независимых гарантий, а также единого реестра участников закупок. Соответствующие процессы в ЕИС не просто реализованы в электронной форме, но и автоматизированы. То есть, в ряде случаев — например, при формировании тех или иных документов — система самостоятельно будет подтягивать и использовать информацию о заказчике или поставщике из различных информсистем. Функционал системы не позволит неправильно сформировать документ или указать в нем недостоверную информацию.

Предполагается, что это позволит снизить уровень непреднамеренных ошибок, которые допускают заказчики и поставщики на этапах подготовки и проведения закупок, ныне достаточно высокий — особенно у небольших госзаказчиков, не имеющих в штате профессиональных закупщиков. Впрочем, как и поставщиков.

По данным "Интерфакс-МАРКЕР", за последние 2,5 года число уникальных компаний, участвующих в торгах, сократилось на 5%. Негативно на эту ситуацию влияет, в частности, то, что любая ошибка в документации оборачивается для участника отстранением. В результате более четверти компаний, подавших заявки на торги, в итоге в них участия не приняли.

МАГАЗИН, НО НЕ РОЗНИЦА…

На фоне подготовки оптимизационного пакета поправок к 44-ФЗ в апреле в рамках контрактной системы стал действовать новый способ закупок. Формально — неконкурентный: закупки у единственного поставщика в электронной форме, так называемый "электронный магазин" или "закупки с полки".

Еще в конце 2019 г были приняты поправки к 44-ФЗ, которые позволяют госзаказчикам закупать товары на сумму до 3 млн руб. по специальной электронной процедуре. Она предусматривает размещение поставщиками на ЭТП для госзакупок (всего таких площадок предварительного предложения о поставке того или иного товара, которое по сути является заявкой. Заказчик, в свою очередь, размещает извещение о закупке того или иного товара. При этом оператор ЭТП направляет таким заказчикам предложения поставщиков: если есть два и более предварительных предложения, определяет максимально пять заявок, которые соответствуют извещению, содержат минимальные цены за единицу товара. Процедура подбора предварительного предложения осуществляется в течение одного часа после публикации извещения. При этом заказчик никак не может отменить закупку.

Норма фактически повысила порог для закупок малого объема до 3 млн руб. при условии их проведения по этим правилам. Впрочем, параллельно продолжает действовать норма, позволяющая заказчикам осуществлять закупки малого объема (до 600 тыс. руб.) без закупочной процедуры.

В сегменте госзакупок для автоматизации закупок малого объема используются так называемые электронные магазины ЭТП (работают по принципу каталога предложений поставщиков или интернет-магазинов), аналогичные сервисы субъектов РФ, включая "Портал поставщиков" Москвы, а также Единый агрегатор торговли "Березка" — с апреля 2020 года его использование стало обязательным для федеральных госзаказчиков.

За счет запуска новой закупочной процедуры регуляторы рассчитывают, в частности, получить достоверные данные о сегменте закупок малого объема, который только частично виден через действующие сейчас "электронные магазины". Ранее объем этого сегмента оценивался в 850-900 млрд руб. и прогнозировался его рост до порядка 1 трлн руб.

Рынок госзакупок прохладно отнесся к новой закупочной процедуре, которая вызывала у участников закупок много вопросов. Настолько много, что большая часть ЭТП для госзакупок занялась проведением обучения участников рынка работе с "электронными магазинами".

"По нашим данным, многие заказчики не планируют в первый месяц использовать эту процедуру и относятся к ней настороженно, — отмечала руководитель департамента по государственным и корпоративным закупкам РАД Анастасия Тхакур. — Да, "закупки с полки" интересны заказчику с точки зрения цифровизации работы с единственным поставщиком и повышения прозрачности этого закупочного сегмента, однако большая часть заказчиков предпочитают сначала понаблюдать, как будет складываться практика применения инструмента".

Первый месяц работы "электронных магазинов" подтвердил настороженное отношение участников закупок к новой закупочной процедуре. По данным "РТС-тендер" и "Российского аукционного дома" (РАД), в течение апреля было проведено только 64 таких закупки на общую сумму 68 млн руб.

"Процедура "закупки с полки" вступила в силу только с 1 апреля текущего года, и в связи с этим многие заказчики еще не успели полностью ознакомиться с этой процедурой, а поставщики не успели завести на площадке свои предложения, которые сама площадка должна автоматически отбирать при получении такого извещения", — пояснял тогда гендиректор ЭТП "ТЭК-Торг" Дмитрий Сытин.

"По информации наших заказчиков, основная проблема, с которой они столкнулись при размещении процедуры — отсутствие предварительных предложений поставщиков, — говорила Тхакур. — Участники рынка не понимают структуры "закупки с полки", их отпугивает ее запутанность, многосоставность и нелинейность. На мой взгляд, "закупка с полки" нуждается в доработке и более четком построении структуры проведения процедуры".

В марте на форуме "Госзаказ" заместитель руководителя Федерального казначейства Анна Катамадзе отмечала необходимость корректировки нормы по "электронному магазину". Он может стать альтернативой всем остальным процедурам, которые, "несмотря на все сделанные и планируемые улучшения, остаются бюрократическими", отмечала она.

Минфин заявлял о готовности расширить сферу применения "электронных магазинов" — это "удобный конкурентный способ закупок", говорил замминистра Лавров. Речь идет, прежде всего, об увеличении общего объема закупок, совершаемых с помощью "электронного магазина".

По данным "Сбер А", к декабрю в "электронный магазин" ЭТП поступило 43 тыс. запросов от госзаказчиков. По ним было заключено 13 тыс. сделок. В топ-5 категорий товаров, которые закупались через "электронный магазин", вошли ПО, услуги в области строительства и реконструкции, стройка и ремонт, лекарства и фармпродукция, медоборудование.

В "РТС-тендер" сообщили, что на площадке было проведено около 1 млн закупок малого объема на общую сумму порядка 200 млрд руб. По результатам приблизительно 80% таких закупок был заключен контракт. В топ-5 самых закупаемых позиций — услуги по профобучению, продукты питания, обеспечение систем безопасности, канцтовары, лекарственные препараты.

Детальной информации об использовании госзаказчиками "электронных магазинов" Минфин пока не представил. В то же время министерство подготовило, а правительство в декабре приняло предложение о запуске механизма "электронного магазина" в рамках закупок госкомпаний (223-ФЗ).

Согласно правительственному постановлению, госкомпании смогут с 1 июля 2022 г проводить неконкурентным способом закупки у субъектов МСП с помощью "электронного магазина". Объем такой закупки не должен превышать 20 млн руб., а сама закупка должна проводиться на одной из ЭТП, отобранных правительством для проведения госзакупок (на этих площадках проводятся все закупки госкомпаний у малого бизнеса).

ПОКУПАЙТЕ РОССИЙСКОЕ

Еще одним новшеством стало введение квот на закупку госзаказчиками (107 видов товаров по общероссийскому классификатору продукции по видам экономической деятельности) и госкомпаниями (251 вид товаров). В перечни товаров вошли различные виды медтехники и медоборудования, промпродукции, продукции легпрома, радиоэлектроники. По большинству позиций перечня товаров для госзаказчиков размер квот установлен на уровне 40-60% от годового объема закупок. Для большинства позиций перечня товаров для госкомпаний размер квот установлен на уровне 50-90% от годового объема закупок.

"Квоты будут "включаться" именно там, где мы видим наличие возможностей у промышленности, но в противовес этому — доминирование импорта по непонятным причинам", — говорил вице-премьер Юрий Борисов при рассмотрении соответствующих поправок в 44-ФЗ и 223-ФЗ летом прошлого года. Борисов отмечал, что доля российской продукции в госзакупках товаров в 2021 г может вырасти на 7 процентных пунктов за счет механизма квотирования.

Доля отечественной продукции в госзакупках выросла с 49% в 2019 г до 57% в 2020 г, говорил Борисов, в денежном выражении — с 1,4 трлн до 1,7 трлн руб. (общий объем госзакупок в 2019 г составил 8,2 трлн руб., из которых на долю товаров пришлось 3 трлн руб., а в 2020 г — 8,9 трлн руб. и 3 трлн руб.).

Со стороны госзаказчиков введение квотирования особой обеспокоенности не вызвало, в том числе потому, что 44-ФЗ дает возможность направить в Минпромторг обоснование невозможности выполнения той или иной нормы по квотированию. Госкомпании же высказали явную обеспокоенность новыми нормами — в частности, из-за того, что законодательство не предоставляет им возможности обосновать невозможность выполнения требований по закупке товаров российского производства. И это на фоне того, что в 2022 г предполагается ввести административную ответственность за невыполнение норм по квотированию.

Минпромторг, в свою очередь, рекомендовал госкомпаниям проводить закупки товаров, на которые введены квоты по приобретению российской продукции, неконкурентными способами. "В целях обеспечения достижения минимальной доли закупок рекомендуется использовать неконкурентные способы осуществления закупок как приоритетные, — сказал замглавы ведомства Василий Осьмаков в ходе онлайн-встречи с представителями госкомпаний, организованной аналитическим центром "Интерфакс-ProЗакупки". — У субъектов 223-ФЗ есть все возможности для внесения соответствующих изменений в свои положения о закупках".

В апреле госкомпаниям были направлены правительственные директивы с рекомендациями по изменению положений о закупках в части выполнения квот.

Одной из проблем, связанных с выполнением квот по закупке российской продукции, заказчики и регуляторы называют малую скорость наполнения Реестра российской промпродукции информацией о товарах. "Хочется призвать производителей более активно работать (включать информацию о своей продукции в названный реестр — ИФ) по той номенклатурной позиции, которая сформирована (в рамках механизма квотирования госзакупок и закупок госкомпаний — ИФ), — говорила весной руководитель департамента бюджетной политики в сфере закупок Минфина Татьяна Демидова. — Сам реестр — прекрасная возможность для производителей, поскольку нахождение в реестре позволяет получить соответствующие преимущества по сравнению с иностранной продукцией и тем самым иметь устойчивый спрос в определенном объеме на соответствующую продукцию".

Демидова подчеркивала, что без заинтересованности самих производителей работа государства (в части использования механизма квотирования) будет бесполезна.

Производители объясняют свое нежелание заниматься включением информации о своей продукции в Реестр промпродукции высокими затратами на выполнение всех соответствующих требований — как финансовыми, так и временными. При этом срок действия подтверждения российского происхождения товара — всего год, то есть, такие затраты могут стать регулярными.

Для решения этой проблемы Минпромторг предложил продлить срок действия заключения о российском происхождении продукции до трех лет. "Мы увеличиваем срок действия заключения о российском происхождении по всем товарам до 3-х лет, предусматриваем полный переход на онлайн-формат взаимодействия на базе государственной информационной системы "Промышленность" (ГИСП), а также внедряем возможность доработки заявления и документов в случае замечаний без отказа в выдаче заключения", — говорил в декабре глава Минпромторга Денис Мантуров.

Проект правительственного постановления, подготовленный министерством, предусматривает не только увеличение срока действия заключения Минпромторга, но и полный переход на электронный формат взаимодействия между министерством, Торгово-промышленной палатой РФ и предприятием-заявителем. Также документом предлагается утвердить единый процесс получения заключения Минпромторга и акта экспертизы ТПП.

Еще одно положение проекта постановления предусматривает, что производители смогут оперативно доработать свои заявления и сопутствующие документы по замечаниям Минпромторга. По таким заявлениям министерство не будет отказывать в выдаче заключения.

К сентябрю, по данным Минпромторга, наполнение Российского реестра промпродукции заметно увеличилось. Число включенных в этот реестр товаров выросло до 101 тыс. на сентябрь с 24 тыс. на май 2020 г. При этом число российских производителей, продукция которых включена в реестр, за 9 месяцев текущего года увеличилось до 3,4 тыс. с 1,8 тыс.

О ЧЕМ НЕ ГОВОРЯТ С ГОСКОМПАНИЯМИ

Работа по оптимизационным поправкам к 44-ФЗ и подготовке подзаконных актов фактически не оставила Минфину сил и времени на развитие законодательства в сфере закупок госкомпаний. Более того, регулятор пока не определился с возможными направлениями развития этого законодательства. По словам Алексея Лаврова, регулирование закупок госкомпаний находится на развилке и сдвигается в сторону прямого регулирования.

"В последнее время двигаемся больше по варианту прямого регулирования (закупок госкомпаний — ИФ) <…>, — говорил он летом. — Мы это делаем, поскольку видим недостаточное усилие крупных заказчиков по использованию всего потенциала, который имеется в их распоряжении. То ли они не заинтересованы в этом (в привлечении субъектов малого и среднего предпринимательства — ИФ), то ли не понимают преимущества конкурентного рынка, то ли не видят в малом бизнесе надежных поставщиков".

Конструкция 223-ФЗ исходит из того, что каждый заказчик в рамках своего положения о закупках имеет все необходимое для того, чтобы привлекать малый бизнес к своим закупкам.

"Почему-то это делается в малой степени или вообще не делается, — констатировал Лавров. — В целом мы видим достаточно благоприятную динамику по цифрам, но она может нас не удовлетворять. Поэтому у нас стратегическая развилка".

Один вариант, по словам Лаврова, предусматривает минимальное вмешательство в полномочия заказчиков, как это происходит сейчас. Воздействовать на госкомпании планируется косвенными методами — через кодексы лучшей практики, правительственные директивы и т.п.

Другой вариант — прямое регулирование, как это уже произошло в отношении закупок госкомпаний у субъектов МСП.

По словам Анны Катамадзе, уровень конкуренции в закупках госкомпаний сейчас заметно ниже, чем в госзакупках — 1,95 заявки на одну закупку против 3,39. Также в закупках госкомпаний в целом принимает участие значительно меньшее число участников, чем в госзакупках — 52 тыс. (из них 41 тыс. — субъекты МСП) и 233 тыс. участников (197 тыс. субъектов МСП). Причин две — более свободное и лояльное к заказчикам регулирование в рамках 223-ФЗ, а также большие временные лаги между заключением договора и оплатой. Из 20 трлн руб. ежегодно заключаемых госкомпаниями договоров в этом же году оплачивается только около 5 трлн руб., отмечала Катамадзе. Введение прямого регулирования, по ее оценке, положительно сказалось на показателях закупок госкомпаний у субъектов МСП как по уровню конкуренции, так и по объемам — 3,9 трлн руб. (общий объем закупок госкомпаний у субъектов МСП) и 2,9 трлн руб. (объем закупок, в которых принимают участие только субъекты МСП). Это 30-50% от объема оплаты текущего года.

По мнению Катамадзе, дальнейшее развитие закупок госкомпаний, в том числе у субъектов МСП, лежит в области создания маркетплейсов: "Речь идет о переходе к полноценным электронным магазинам. И действующие электронные торговые площадки имеют огромный потенциал, чтобы перейти к созданию условий для организации продаж продукции малого бизнеса. Это организация логистики, претензионной работы, складов и т.п. (как это реализовано у крупнейших международных агрегаторов торговли — ИФ). И такие планы есть".

Пока же регуляторы вносят точечные изменения в законодательство о закупках госкомпаний. Впрочем, некоторые из них достаточно масштабны. В частности, с 2022 г нормы 223-ФЗ о закупках у субъектов МСП будут распространяться на все госкомпании, а не только крупнейшие. Доля обязательных закупок госкомпаний у малого бизнеса увеличится до 25%. По оценке "Корпорации МСП", которая занимается, в частности, мониторингом закупок госкомпаний у субъектов МСП, это увеличит объем закупок у малого бизнеса на 1 трлн руб.

Правительство направило в Думу ряд "точечных" поправок в 223-ФЗ. В их числе законопроект о возврате закупок госкомпаний у взаимозависимых компаний под действие 223-ФЗ. Вне поля действия этого закона предлагается оставить только те закупки госкомпаний у взаимозависимых компаний, когда последние сами являются субъектом 223-ФЗ и должны будут осуществлять свои закупки в соответствии с этим законом, а также закупки, необходимые для обеспечения единого производственного процесса (в соответствии с законом "О промышленной политике" — сделка обусловлена соответствующей цепочкой кооперации в целях реализации производственного процесса).

Еще один правительственный законопроект, внесенный на рассмотрение Госдумы, позволит крупнейшим госкомпаниям запускать программы развития субъектов МСП для их дальнейшего участия в закупках компаний. Он предусматривает, что правительство определит перечень основных требований к участникам программ развития госкомпаний и порядок проведения отбора таких компаний. Конкретные требования будут устанавливать госкомпании, запустившие такие программы. Они же будут проводить отбор среди субъектов МСП.

Другой законопроект направлен на устранение конфликта интересов при проведении госзакупок и закупок госкомпаний. В числе прочего документ предусматривает введение требования к руководству госкомпании и членам конкурсных комиссий о принятии ими мер по предотвращению и урегулированию конфликта интересов. Также вводится перечень физических лиц, которые не могут быть членами комиссий по осуществлению закупок в рамках 223-ФЗ.

На рассмотрении депутатов находится правительственный законопроект об установлении единых требований к банковским гарантиям по обеспечению заявок и исполнению договоров при проведении госкомпаниями конкурентных закупок у субъектов МСП. Он предусматривает, что субъекты МСП при участии в закупках госкомпаний смогут предоставлять банковские гарантии, выданные любым банком, включенным в перечень финансовых организаций, имеющих право предоставлять гарантии по обеспечению заявок и исполнению контрактов в рамках госзакупок. В настоящее время в этот перечень включено 194 банка. Также предполагается установить единые требования к банковским гарантиям, которые используются для обеспечения заявок и исполнения договоров, а также к выдающим их банкам.

МОРЕ ВОЛНУЕТСЯ РАЗ, МОРЕ ВОЛНУЕТСЯ ДВА…

Минфин рассчитывает, что в следующем году ему не придется активно заниматься вопросами развития контрактной системы и закупочного законодательства в целом. Министерство предлагает провести анализ нововведений в сфере закупок для точечной коррекции 44-ФЗ.

"Период масштабных правок 44-ФЗ завершен, — говорил летом Лавров. — Остались вопросы, но точечные. Необходимо стабилизировать состояние закона и подзаконных актов, отлаживать правоприменительную практику". При этом замминистра отметил, что уже в течение весенней сессии Госдумы можно будет скорректировать те или иные положения закона. Но для этого необходимо уже сейчас провести мониторинг и анализ — в том числе силами участников рынка госзакупок — новых положений 44-ФЗ (большинство из них вступает в силу с 1 января 2022 года), чтобы в январе-марте принять точечные поправки.

Впрочем, некоторые эксперты рынка госзакупок считают, что коррекция может потребоваться не точечная, а достаточно масштабная. Оптимизационные поправки в действительности упрощают закупки, наращивают объем цифровых услуг, учитывают ряд процедурных нюансов прошлых лет, но не прорабатывают вопрос конкуренции в закупках, говорит один из собеседников "Интерфакса".

Подтверждением снижения уровня конкуренции в госзакупках, по мнению экспертов, может служить рост доли несостоявшихся закупок. По данным "РТС-тендер", в последние несколько лет в общем объеме закупок доля конкурентных закупочных процедур постоянно снижается. Если в 2018 г на них (закупки продукции обрабатывающих производств с поданными заявками) приходился 91%, то в 2019 и 2020 гг — 84% и 85% соответственно, а в первой половине текущего года — только 70%. В то же время доля несостоявшихся конкурентных закупок растет — с 9% в 2018 г до 16% и 15% в 2019 и 2020 гг, и до 30% в первой половине 2021 г.

По оценке участников рынка, основное экономическое явление, лежащее в основе несостоявшихся закупок, — это рост цен. В сфере госзакупок заказчик рассчитывает цену на основе рыночного предложения сейчас на будущие периоды. То есть, поставщики, которые раньше могли работать с минимальной маржинальностью, сейчас просто рискуют работать себе в ущерб. В настоящее время такая ситуация складывается с долгосрочными контрактами, прежде всего в строительной сфере, где из-за роста цен на строительные материалы цена контракта зачастую становится неактуальной, а исполнитель обязан исполнять контракт себе в убыток.

В результате, по словам экспертов, сейчас рынок госзакупок формируют не заказчики, как раньше (есть заказчик, есть закупка, поставщики подтянутся), а поставщики, которые аккуратно выбирают интересные им закупки и избегают любых ценовых рисков. "Имеет место системный дисбаланс спроса и предложения, когда продавцы не готовы продавать по тем ценам, которые платит заказчик", — считают участники рынка.

Также под ударом оказался и формат закупок в "электронном магазине". По словам участников рынка, сейчас поставщики не идут на такие закупки, поскольку размещение ими прайс-листа на площадке автоматически означает предварительное предложение — по сути, ту заявку, которая действует в течение месяца с даты размещения. В условиях быстро изменяющихся цен поставщики не хотят брать на себя какие-либо обязательства заранее.

Минфин считает вывод о неэффективности принятых мер по оптимизации процедур закупок на основании данных о несостоявшихся процедурах некорректным, так как "оптимизационные" изменения вступают в силу с 1 января 2022 г. А увеличение доли несостоявшихся процедур регулятор связывает с ростом цен в первой половине текущего года. "Отсутствие стабильности в данном вопросе влечёт неготовность хозяйствующих субъектов принять на себя обязательства и, соответственно, неготовность принимать участие в закупках", — отмечают в министерстве.

Автор(ы): ИНТЕРФАКС-PROZAKUPKI
Источник: https://prozakupki.interfax.ru/articles/2346
Опубликовано: Алексеевич

САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ УЧАСТИЕ

Рассмотрим особенности такого вида участия в торгах

 

ВЫ ПОТРАТИТЕ МНОГО ВРЕМЕНИ

Требуется наличие специальных поисковых программ и знание методики поиска — время уйдет на обучение.

Также оно понадобится чтобы подготовить необходимые документы.

Нужно постоянно следить за изменениями в законодательстве в этой сфере, и обновлений правовых баз, что также требует очень много времени

ВЫСОКИЕ РИСКИ

Ошибка может привести как к отклонению заявки, так и к попаданию в реестр недобросовестных поставщиков.

×

Powered by themekiller.com